Армяне оставили сокровища не только под землей

Армяне оставили сокровища не только под землей

Роза Егиазарян, "Собеседник Армении"
25.09.2012

Сергея Варданяна знают в Армении как публициста, прозаика, главного редактора ежемесячной газеты “Дзайн Амшенакан”, научного сотрудника Института археологии и этнографии НАН РА. В 1991-2002 гг. он занимал должность заместителя председателя Государственного совета по делам религии при правительстве РА. По инициативе С.Варданяна не только в Армении, но и в Грузии, Абхазия и Краснодарском крае России, в разных районах Азербайджана, а также в Нагорном Карабахе и Нахичеване учащиеся армянских школ стали собирать образцы народного творчества. На основе этих материалов Варданян издал сборники «Огненный конь» в 1981-м году и «Сны царя» (2003 г.). Является также автором исследования «Столицы Армении», которое вышло в свет в 1985-м году, а спустя десять лет дополненное переиздание было удостоено премии «Айкашен Узунян» культурного союза Текеян. 

— Сергей, сто лет знаю тебя, знаю обо всей твоей вышеперечисленной деятельности, но вот то, что ты детский писатель, да еще потрясающий, не преувеличиваю, узнала случайно. Давно пишешь для детей?

— В восьмидесятых я был ответственным секретарем журнала «Пионер». Поступало очень много рассказов, в основном от тех, кто делал первые шаги в прозе, или же от уже зрелых людей, которые прежде нигде не печатались, и зачастую приходилось все от начала до конца переписывать. И когда после выхода в свет хвалили, спрашивали, что за хороший рассказ напечатали, кто автор, не мог же я сказать, что это я над рассказом поработал, а от автора осталось разве что имя. Вот и подумал — а почему бы и мне не писать… Печатался в журналах «Пионер», «Цицернак», газете «Пионер канч».

Когда набралось рассказов 10-15, отнес в издательство «Аревик». Рассказы понравились, но несколько лет пролежали в издательстве, вышли в свет только в 89-м. Но кто читал детские книги в пору Спитакского землетрясения и Карабахского движения? Война, мрак, голод. И вдруг звонят из-за границы, кажется из Аргентины, мол, мы тут составляем учебник, можно включить в него ваш рассказ «Летящий быстрее всех», только имя Гагика поменять на Артуро? Потом в 94-м, тоже очень неожиданно, позвонила из Стамбула Макруи Акопян, зам. редактора газеты «Мармара», оказывается, перевела мою книгу на западно-армянский, сначала печатала рассказы в газете, потом издала отдельной книгой. Еще мои рассказы были перепечатаны тегеранской газетой «Алик» и в Сиднее — в журнале «Гарун».

Вот, значит, зима 94-го, света нет, холод, канун Нового года, в один из таких беспросветных вечеров, плутая между домами, пробираюсь по одной из дальних окраин города, и получаю свою красочно оформленную, изданную в Стамбуле книгу, и словно все вокруг озарилось светом. Очень я обрадовался.

Потом, в 2011-м, «Армянский театр-студия» из Нью-Джерси сделал инсценировку моего рассказа «Место рождения», поменяв название на «Родину верблюда». Всю выручку от постановки мы с приехавшей в Армению невесткой режиссера Вардана Гарники вручили семьям погибших азатамартиков. Дети, участвовавшие в этом кукольном представлении, — американские армяне, не знали армянского, просто заучили текст наизусть. Спектакль фактически послужил для них стимулом к изучению армянского языка. От режиссера я узнал, что этот самый рассказ в 1998-м году был поставлен в Нью-Йорке уже не как кукольный спектакль, а как обычная пьеса, в которой мальчики и девочки нарядились в костюмы зверушек. Было много хороших откликов. Католикос Всех Армян Гарегин Первый, присутствовавший на этой постановке, сказал мне, что видел в Нью-Йорке хороший спектакль, мне и в голову не пришло, что это была инсценировка моего рассказа.

— Из нашего Кукольного театра или из Театра марионеток никаких предложений не поступало?

— Никаких, да и об этих зарубежных постановках я узнал случайно, про нью-йоркскую — фактически через 13 лет. Режиссер написал мне, сообщил, что получили множество предложений выступить в других местах.

— Сергей, еще в советское время ты издал сборник произведений народного творчества «Огненный конь». Моя мама просто не выпускала его из рук. Расскажи, пожалуйста, как создавались эти книги?

— Я тогда работал в газете «Пионер канч». В те годы наивысшим проявлением патриотизма в Советском Союзе считался сбор металлолома или макулатуры. Это, конечно, хорошо, что собирали металлолом, но следовало преподать школьникам и уроки национального самосознания, что не приветствовалось в верхах. Я обратился к читателям «Пионер канча» с призывом записывать услышанные от бабушек-дедушек сказки и предания на их родном диалекте, присылать в редакцию народные загадки, песни, всевозможные шутки-прибаутки. Мешками получал письма не только из всех районов Армении, но даже из Абхазии и России. На все письма исправно отвечал. Два года подряд эти материалы печатались в «Пионер канче» под рубрикой «Юный фольклорист», потом стал печатать их в журнале «Пионер». Опубликовал первый сборник — «Огненный конь», ряд сказок и сказаний из которого в переводе на литературный армянский были опубликованы в обработке других писателей.

— Это были бродячие сюжеты или самобытные?

— И то, и другое. Просто чудо какие записи своей 106-летней бабушки Какав, родом из села Кази, что в Алашкерте, присылал ее внук из села Тхит Наирийского района. Целый год все думал, дай-ка поеду, познакомлюсь с этой женщиной. И наконец собрался, поехал. Оказалось, неделю назад умерла. Представляешь, как я себя винил, что не успел, а ведь еще сколько историй могло бы уцелеть… До сих пор эта боль не отпускает.

В те годы газета «Пионер канч» выходила 220-тысячным тиражом, и слово твое доходило до людей. Сейчас мизерные тиражи газет не позволяют достучаться до широких масс. Недавно я повстречал в Ереване знакомого амшенского армянина, который приехал из Стамбула. Родом он из Ардвина, я бывал в их селе. Спрашиваю: «Какое у тебя впечатление от Еревана?» Говорит: «Поражаюсь, что у вас в кафе никто не читает газет». После его слов и я вспомнил — а ведь правда, даже в кафе провинциальных турецких городов есть толстые иллюстрированные газеты, посетители читают, воспитываются в духе граждан своей страны, у нас же пресса отчуждена от читателя. Думаю, можно принять закон, который бы обязывал рестораны, кафе, гостиницы подписываться на определенное количество газет и журналов. За пару чашек кофе или за пару стаканов сока в этих заведениях берут столько денег, сколько стоит месячная подписка на газету, пусть будут добры, оформят подписку.

— Надеюсь, у нас состоится еще одна беседа, которая затронет тему амшенских армян, которые постоянно находятся в центре твоего внимания, изучения и исследования, а сейчас вернемся к твоей следующей книге — «Сны царя», где также собран записанный детьми фольклор…

— Поскольку «Сны царя» вышли в свет в 2003-м году, спустя двадцать лет после того, как была составлена книга, я разослал письма директорам всех сельских школ, чтобы они известили авторов, что я готов подарить книги всем, кто прислал свои записи. Выяснилось много всего занятного. К примеру, директором Гехашенской школы Абовяна стала Наира Бабаян, которая в свое время записала множество сказок. Она призналась, что все эти годы не раз думала о том, как сложилась судьба ее записей. А две девушки из села Кармрахбюр Верин Шамшадина, по фамилии Мирзаханян, оказалось, работают в магазине неподалеку от нашего дома, я их вдали искал, а нашел поблизости. Ну, прозаика Сусанну Арутюнян ты и сама хорошо знаешь. Симон Геворгян из деревни Уджан погиб в армии, я отправил книгу его родне, как память. Сильва Сирадегян из деревни Лчкадзор живет сейчас в России, просила переслать книгу родственникам в деревню, а многие, наверное, так и не узнали, что книга опубликована.

— Вернемся к истории издания книги. Почему оно затянулось так надолго?

— В 1983 году я представил в издательство два машинописных экземпляра книги, по каким-то причинам оба экземпляра затерялись. Проще говоря, кому-то захотелось нагадить. Спустя годы, когда мы скандировали на площади «Карабах», я нередко вспоминал о том, как пропала книга карабахских, шаумянских, нахичеванских, лачинских сказок. Я заново их написал, 200 машинописных страниц, со всеми пояснениями, примечаниями, словарями. Материалы на диалекте очень трудно восстановить. Потом распался Советский Союз, я отнес новый машинописный экземпляр книги в издательство ЦК, заново набрали весь текст, на этот раз на компьютере. Я откорректировал набор. Захожу через пару дней в издательство, говорят, девушка, которая набирала текст, уволилась, весь набор пропал. Я заново, уже в другом месте, отдал текст в набор, откорректировал, отнес в издательство «Гаспринт», а там компьютерные программы перемешались, вместо одних букв печатались другие, пришлось по букве исправлять весь текст… Словом, книга вышла в свет, а я попал в больницу с инфарктом.

До этого я дал себе клятву, что не сяду в самолет, пока книга не будет издана, чтобы со мной чего-нибудь не случилось, чтобы материал, собранный детьми, не пропал, ведь только я знал, что кем записано. Но и без самолета случилось…

— Слава Богу, все обошлось. Скажи, пожалуйста, Сергей, не хочешь издать эти книги на других языках, ведь это уникальное явление, когда дети сами записывают свои любимые сказки?

— Согласен, явление уникальное. Если бы подобную инициативу осуществили где-нибудь в Европе или Америке, наверное, весь мир бы узнал об этом. Скажу лишь, что еще в 1981-м году три сказа в русском переводе опубликовал ленинградский журнал «Аврора». Избранные прозаические материалы из обоих сборников на мои средства были переведены на английский и немецкий языки. Хотел издать их с детскими иллюстрациями. Не нашлось спонсоров. В конце концов, все же в 2007-м году на английском языке вышел сборник под названием The Salvaged Tales, а в 2009-м Gerettete Marchen — на немецком. Оба названия в переводе означают «Спасенные сказки», что соответствует истине. Я бы очень хотел, чтобы эти книги были переизданы с детскими иллюстрациями и картами, на которых были быобозначены местности, где родились сказители, это ведь и Нагорный Карабах с Шаумяном, и Лачинский район, и Нахичеван, и Алашкерт, и Ван.

Года два назад в Ереване я имел беседу с известным турецким издателем и правозащитником Рагпом Зараколу. Ему пришлась по душе моя идея издать эти сказки на турецком языке, очень важно, сказал я, чтобы, к примеру, ребенок-турок, живущий в селе Хастур Алашкерта, прочел сказку, рассказанную армянином, который родился в их селе. Кстати, я дважды бывал в этом селе, и, как мне рассказывали сельчане, все жители этой большой деревни день и ночь перекапывают землю, ищут золото, спрятанное армянами. Бывало, находили. Надо им показать, что армяне оставили сокровища не только под землей.

Но, как известно, в результате гонений Зараколу в очередной раз оказался в тюрьме, и мое предложение так и повисло в воздухе.

В прошлом году в Турции меня познакомили с омусульманившимся молодым амшенцем, который перевел на турецкий с английского перевода книги. Я уже собирался уезжать в Армению, поэтому мы недолго с ним общались, в этом году мне стало известно, что он переехал в Испанию, так что и эта затея повисла в воздухе. Как с политической точки зрения, так и в культурном плане я придаю очень важное значение изданию записанных детьми сказок на турецком и русском языках, а также на других языках, но пока что большинству наших олигархов недоступно понимание важности национального самосознания, и они являются всего лишь потребителями армянского драма.

— На днях ты собираешься в Турцию. После возвращения побеседуем о твоей поездке.

— Что ж, согласен.

Источник статьи: www.yerkramas.org

Թողնել պատասխան

Ձեր էլ-փոստի հասցեն չի հրապարակվելու։ Պարտադիր դաշտերը նշված են *-ով